а это кто?

приличный человек.

внутри потрепанный.

где-то на излете 

второго десятка
его упругое с рожденья сердце
Превратилось в тряпку.
видит древние храмы
на местах военных событий
его бастион превратился в матрас.
его месмерист оказался жонглер
его президент мог бы быть маньерист
Мог бы писать пейзаж
Он таков
Наблюдателен сентиментален.
И он научился теперь
Ни о чем не жалеть
выглядеть бодро, стремиться
Ждать
его последнее стало крайним.
его зрачки-паучки
Уползли
Пепел у него во рту
его дирижабль наполнен свинцом.
Когда-нибудь
он поперхнется коктейлем?
Никогда. У него есть лицо.
он его
Научился сам держать
Как научился сам
Забывать, замыкать, заражать.
Хотите порядка и степени?
и ваше довольство
и ваша гостиная
и комната вашего имени -
пыточные с удобствами
обители вашего прилежания
колыбель
обитая
плесенью
ни малейшего сквозняка
ни кутежа ни желания
только внутренние бури
только восток
только внутренний
лепечущий
чушь
шепот
вместо песен о нежности
внутренний голос
тирана
завихрение себя на свой рог
сквозь свой нос.

кто это? 

почему у этого

человека

истоптаны башмаки?

что за ангел?

что за тетеря?

и почему он

улыбается,

как будто что-то знает,

чего не знал бы,

во что бы не верил,

не будь башмаки

его как сам хаос,

в который истопталась 

вообще материя?

ах что-то усталый вид

не сходит

на нет.

ах свежесть

как пить дать

не та

ах да

износился сюртук

с тех времен

когда каждый в него был 

до смерти влюблен.

но каждый, смотрите-ка,

пережил как-то

эту смерть. 

и надо же -

ожил.

и кто тут, кстати, тоже

после дцати смертей

не всё тот же, всё та же?

 

чтоб продолжать,

кому-то пришлось разбиться.

бывают те, кто остался 

целы, 

для тех

нужно чтобы 

мир

разлетелся.

 

Вот вроде тот же асфальт

по которому мы шли в кино

в бар

на концерт

кто куда

не зная беды.

ах да

ну так вот

c’est fini.

Он тот же, но алый

что-то поменяло цвет

что-то исчезло совсем 

что-то совсем перестало 

что? c'est

невинность.

это кончилось

оно кончилось

все кончилось

это каждому времени свойственно

пилигрим всегда болен,

и не пилигрим всегда болен,

но первый не знает, что болен

а второй ничего не знает